Страницы истории

Жак-Ив Кусто: «Я — море. И море — во мне»

Когда Жак-Ив Кусто с командой заходил в какой-нибудь новый порт, его нередко спрашивали, чем помочь. Командор обычно отвечал, что люди помогут ему, если просто будут любить жизнь. Сейчас Кусто, этого учёного, изобретателя и директора Океанографического музея Монако на протяжении трёх десятков лет, считают весьма противоречивой личностью. Но едва ли кто-то усомнится во вкладе в науку, океанографию, морскую биологию и кинематограф этого самого известного в мире морского исследователя, со дня рождения которого в нынешнем году исполнится 111 лет.  

В январе 1967 года «Калипсо» бросает якорь у крошечного островка Европа к западу от Мадагаскара. Место настолько живописное, что потрясены даже опытные мореплаватели: белый песок чистейших пляжей, уютные бухточки, море спокойное на радость команды, утомлённой качкой. Остров действительно небольшой, всего 10 километров в диаметре, люди здесь не бывают, зато эту землю выбрали для кладки гигантские морские черепахи, обитательницы окрестных южных морей. На этот раз они откладывают яйца под прицелом видеокамер: учёные из команды Кусто не только наблюдают, но и детально снимают процесс появления на свет маленьких черепашат.

Две измученные родами самки обречены на погибель. Одна заблудилась и ползёт в обратную от воды сторону — как только солнце поднимется высоко, она умрёт от жары. Вторая застряла в низком кустарнике и вскоре станет жертвой прожорливых раков-отшельников. Эти обычные для природы трагедии тоже попадают в кадр, но учёные не могут равнодушно наблюдать со стороны. Они вытаскивают обеих черепах, одну из западни корней и зарослей, другую из песков, и отправляют в море. А несколькими днями позже помогают малышам добраться до воды, отгоняя от берега хищных птиц. «Мы нарушили природное равновесие, — скажет позже об этом эпизоде Жак-Ив Кусто. — На острове Европа мы стали свидетелями драмы морских черепах. Из сострадания, возможно, против природы, мы спасли взрослых самок и нескольких детенышей. Некоторые из них теперь растут в Аквариуме Монако. Поступив так, мы помешали естественному ходу вещей, но это путешествие заставило нас ещё сильнее восхищаться природой».

Жак-Ив Кусто: «Я — море. И море — во мне». Страницы истории
Океанографический музей Монако был основан князем Альбером I в 1889 году.
© HelloMonaco

Между небом и морем 

Городок Сент-Андре-де-Кюбзак близ Бордо, где родился Кусто, — это винодельческий край. Пологий берег Атлантики, поросший сухими травами, всего в паре десятков километров. Необжитой, пустынный, во время отлива он обнажает широкую линию жёлтого песка. Таким море впервые увидел младший сын местного юриста, маленький Жак-Ив.

Слабый, болезненный и страшно худой (в семь лет у мальчика обнаружили энтерит), он с ранних лет отличался тягой к приключениям и изобретательству. Приключения были скорее необходимостью: семья то и дело переезжала, не оставаясь в одном и том же городе надолго. Некоторое время Кусто жили в США, где Жак-Ив и его старший брат Пьер-Антуан научились прекрасно говорить по-английски. И всюду Жак-Ив находил себе занятие. Больше всего увлекался механикой: в двенадцать сам сконструировал машинку на батарейках, а после научился собирать всевозможные электронные поделки не только для себя, но и на продажу, начал зарабатывать и копить на первую кинокамеру. В детстве Капитан Кусто много плавал и нырял, однажды чуть не погиб, доказывая американским друзьям, что может опуститься на самое дно глубокого озера. Никто особенно не удивился, когда Жак-Ив выбрал карьеру военного моряка и поступил в Высшую национальную военно-морскую школу. Но мало кто знал, что не меньше, чем морем, Кусто тогда грезил воздухом.

Страстному желанию стать лётчиком помешал несчастный случай. Кусто было 26 лет, когда он серьёзно пострадал в автокатастрофе: ноги и позвоночник были сильно изувечены, легкое пробито, правая рука парализована. Восстановиться после тяжёлых травм Кусто помогла морская вода: чтобы разработать повреждённые конечности, он постоянно находился в воде, плавал, погружался на глубину. Именно тогда он придумал нырять в очках, плотно прилегающих к лицу, и окончательно определился в своём призвании. «Я обниму его и растворюсь в его воде…» — говорил потом о море Жак-Ив Кусто.

Жак-Ив Кусто: «Я — море. И море — во мне». Страницы истории
Официальное название знаменитого батискафа Жак-Ива Кусто SP-350 Denise, но все мы знаем его как «ныряющее блюдце». © HelloMonaco

60 лет под водой 

Его прозвали Одиссеем современности: дескать, оба едва ли не всю жизнь скитались по морям. Но если Одиссей странствовал по воле богов, то Кусто свой путь выбрал сам в том переломном для него 1936 году. Авиация для молодого офицера оказалась закрытой, зато массу идей подсказало море. Теперь Кусто изобретал уже не машинки на батарейках, а всё, что могло приблизить человека к глубоководным тайнам океана и даже жизни под толщей вод. Сначала изобретатель понял, что должен лучше видеть под водой, и придумал очки, затем решил, что хочет дышать под водой, и сконструировал акваланг, затем создал «Ныряющее Блюдце» для перемещения на глубине и наконец попытался основать целую подводную колонию.

Конечно, всё это происходило не сразу. К работе над аквалангом Жак-Ив приступил в начале сороковых и в 1943 году, совместно с инженером Эмилем Ганьяном, провёл успешные испытания «водных лёгких». Теперь для спуска на дно человеку не был нужен тяжёлый, сковывающий движение водолазный костюм: достаточно было надеть на спину баллоны с автономной системой подачи кислорода.

Двенадцатью годами позже Капитан Кусто возьмётся за «ныряющее блюдце», стильный и киногеничный обтекаемый батискаф жёлтого цвета: он не только успешно проходит испытания, но и отлично смотрится в кадре. Компактная, рассчитанная только на двоих жёлтая субмарина выполнила основную задачу, которую ставили перед ней разработчики, — легко маневрировала под водой, разворачивалась на 360 градусов, а через её широкие иллюминаторы было удобно вести подводную съемку. Вслед за «блюдцем» Кусто построил несколько подводных аппаратов поменьше, в которых помещался только один человек, назвали их «морскими блохами».

Жак-Ив Кусто: «Я — море. И море — во мне». Страницы истории
Желтую подводную лодку Submarine Anorep 1, которая сейчас находится у входа в Океанографический музей Монако, Кусто создал в 1966 году. Интересно, что в том же самом году «Битлз» выпустили легендарную композицию Yellow Submarine. © HelloMonaco

Но по-настоящему фантастически звучал проект командора «Преконтинент». Подводные дома, а вернее сказать, научные обитаемые станции были давней мечтой Капитана Кусто. Это был смелый проект, преследовавший сразу несколько целей: показать, что жизнь под водой возможна, придумать систему платформ, которые обслуживали бы подлодки и нефтяные станции, и помочь в изучении безвоздушных пространств, в первую очередь  космоса.

Первый подводный дом разместили в бухте недалеко от Марселя на глубине 10 метров. Океанавты прожили в нём неделю, первое время жаловались на угнетённое состояние, тоску и ночные кошмары, но к концу эксперимента приободрились. Всё это время на поверхности воды дежурил экипаж «Калипсо», с судна в подводный дом поступали электричество и пресная вода. Второй подводный дом опустили в Красное море. На этот раз в эксперименте участвовали восемь исследователей: целый месяц они провели на станции, обнесённой металлической решеткой от акул, дыша гелиево-воздушной смесью. Третья подводная станция находилась на стометровой глубине, и океанавты уже не могли любоваться в иллюминатор рыбёшками или вести киносъемку. Среди тёмных морских вод они изучали состояние своего здоровья и настроение.

И хотя все три эксперимента прошли успешно и получили широкое одобрение, идеи Кусто о жизни под водой так и не получили продолжения. Проект вскоре свернули, и никто пока не пытался повторить опыт первых океанавтов.

Жак-Ив Кусто: «Я — море. И море — во мне». Страницы истории
© HelloMonaco

Кусто в княжестве   

Здание Океанографического музея Монако не спутать ни с одним другим: будто вырастая из скалы, оно высится над морем. Музей основал князь Альбер I в 1889 году, а в 1906 году здесь же начал работу институт океанографии. Жак-Ив Кусто был бессменным директором музея с 1957-го по 1988-й год, и до сих пор это место часто зовут просто «музеем Кусто».

Должность директора Командору предложил князь Ренье III. Кусто согласился без колебаний и вскоре занял кабинет с высокими окнами, выходящими на море. Одним из главных его успехов на новой должности стал небывалый рост посещаемости: в те годы музей ежегодно принимал больше миллиона посетителей, сегодня эти цифры колеблются от шестисот до семисот тысяч человек в год.

Жак-Ив Кусто: «Я — море. И море — во мне». Страницы истории
Принцесса Грейс, князь Ренье III и Жак-Ив Кусто на открытии выставки «Man under the Sea» в Музее океанографии © Institut Audiovisuel de Monaco

Княжеская семья за исследованиями команды Кусто всегда следила внимательно. И даже после смерти Кусто суверен Монако продолжает заботиться о научном наследии и памяти Командора. В 2018 году князь Альбер II настоял на том, чтобы в музее открыли отдел, посвящённый великим исследователям Монако. Впрочем, эта экспозиция не только про Кусто: в ней также история морских экспедиций Альбера I, прозванного «князем океанов», и работы Ренье III в области сохранности морской экологии.

Единственное, что пока не удалось сделать князю Альберу, — спасти «Калипсо»…

Жак-Ив Кусто: «Я — море. И море — во мне». Страницы истории
Жак Ив Кусто и княжеская семья Монако на праздновании 50-летия Океанографического музея, 1960 © Institut Audiovisuel de Monaco

Легендарное судно 

Весной 1942 года на воду был спущен безымянный минный тральщик Британских королевских ВМС. Этот корабль ничем не отличался от аналогичных судов, но именно его ожидала мировая слава и жизнь, полная приключений.

После войны корабль списали на гражданку, и он несколько лет в качестве парома курсировал между Мальтой и островом Гоцо. Тогда же судно получило имя древнегреческой нимфы из «Одиссеи» — «Калипсо». Затем корабль перешёл в руки ирландскому миллионеру Томасу Лоэлу Гиннессу, который в свою очередь передал его Кусто. Вернее, сдал в лизинг за незначительную плату — всего лишь один франк в год. Так началась история самого известного исследовательского судна двадцатого столетия.

В руках Кусто тральщик заметно преобразился. Из военного корабль стал исследовательским: теперь мчался по волнам, гружёный уже не минами, а всевозможными батискафами и видеокамерами, под ватерлинией появился отсек для подводных наблюдений, а на палубу смогли приземляться небольшие вертолёты. Жизнь корабля стала насыщенной как никогда: «Калипсо» объездил весь мир вдоль и поперёк, заходил в сотни портов, бесконечно подвергался то перестройке, то очередному внеплановому ремонту.

«Иногда я замечаю, что начинаю потакать своей усталости. Постоянные поломки, ремонты, задержки приводят меня в уныние, — говорил о таких днях Жак-Ив Кусто. — В глубине души я понимаю, что начинаю испытывать злобу ко всему, что мешает нам осуществить нашу мечту. Мне кажется, что наш заход в сухой док, необходимость запастись провиантом — это злой рок, который преследует нас. Иногда мне отказывает воображение, и мне начинает казаться, что я ненавижу наш корабль. Даже весёлые крики и смех членов команды, когда они получают редкие письма, выводят меня из себя. А потом я начинаю задавать себе вопросы: кто я такой и зачем всё это делаю? Кому это надо? И только кровь в моих клетках реагирует на эти вопросы. Она напоминает мне, что я — море. И что море — во мне».

В январе 1996 года путешествия «Калипсо» закончились навсегда. Нелепое столкновение с баржей в Сингапурской гавани отправило корабль-исследователь на дно. Для Командора это стало большим ударом. Судно вскоре подняли из глубин, но восстановить его Кусто так и не смог: он умер во сне полтора года спустя, в июне 1997 года. Новости о том, что «Калипсо» планируют восстановить, перестроить и снова спустить на воду, возникают регулярно (монакский князь Альбер II тоже был готов принять в этом участие), но каждый раз планы срываются по тем или иным причинам. А прославленный деревянный тральщик продолжает ждать своей участи на турецкой верфи и с каждым днём всё меньше похож на тот «Калипсо», за приключениями которого следил весь мир.

Жак-Ив Кусто: «Я — море. И море — во мне». Страницы истории
© HelloMonaco

Интересные факты о Кусто:

*Жак-Ив Кусто удостоен нескольких престижных мировых кинопремий. У него три «Оскара» и одна «Золотая ветвь» Каннского кинофестиваля.

*В 1947 году Кусто установил мировой рекорд, погрузившись с аквалангом на 300 футов.

*Узнаваемая красная вязаная шапочка не часть имиджа, а необходимость: все ныряльщики носили такие, чтобы не переохладиться после погружения.

*Всего Жак-Ив Кусто выпустил более 120 фильмов.

*В 2010 году у берегов Алушты был установлен уникальный подводный памятник Жак-Иву Кусто.

*Петиция Фонда Кусто 1990 года запретила добычу в Антарктиде полезных ископаемых. Это сохранило континент и открыло его исключительно учёным и туристам.

*Здания подводных домов Кусто сохранились до сих пор.

* Жёлтый батискаф Кусто установлен у входа в Океанографический музей Монако.

Показать больше
Close