Интервью

Казуки Ямада, главный дирижёр Филармонического оркестра Монте-Карло

Творческий путь Казуки Ямады, несмотря на относительно молодой возраст маэстро, впечатляет и даже поражает. Благодаря мастерству и харизме, дирижёру удалось добиться признания и известности во всём мире. Казуки Ямада родился в городе Канагава в 1979 году и быстро приобщился к миру музыки. После окончания престижного Токийского Национального Университета изящных искусств и музыки, где его педагогами были знаменитые Кэнъитиро Кобаяси и Ёко Мацуо, Ямада прошёл обучение в Международной летней академии Моцартеума (консерватория в австрийском Зальцбурге) у известного дирижёра Герхарда Марксона. Талант дирижёра особенно ярко раскрылся именно в этот период.

Уже в 2001 году Казуки Ямада был удостоен музыкальной премии Ataka, а в 2009-м стал обладателем Гран-при и приза зрительских симпатий на Международном конкурсе молодых дирижёров в Безансоне. В 2011 году он получил Музыкальную премию Idemitsu, которая вручается молодым талантам.

Маэстро Ямада руководил такими известными музыкальными коллективами мира, как филармонические оркестры Санкт-Петербурга, Хельсинки, Стокгольма и Парижа, симфонические оркестры Гетеборга, Берлина, Окленда и Тасмании, а также оркестры двух телерадиокомпаний — токийской NHK и итальянской RAI. Казуки Ямада называет себя страстным поклонником оперы и балета и постоянно сотрудничает с самыми известными исполнителями. Он является музыкальным руководителем оркестра «Йокогама симфониетта», Филармонического хора Токио и крупнейшего в Японии Токийского филармонического оркестра. Казуки Ямада — главный приглашенный дирижёр Симфонического оркестра Бирмингема и Симфонического оркестра Йомиури, он также регулярно выступает со студентами Международной академии Сейджи Озавы в Швейцарии.

Казуки Ямада, главный дирижёр Филармонического оркестра Монте-Карло
© Alice Blangero

С сентября 2016 года Казуки Ямада занимает должность главного дирижёра и художественного руководителя Филармонического оркестра Монте-Карло. Используя весь свой огромный опыт, дирижёр добивается удивительной слаженности оркестра, творческого контакта между всеми его музыкантами. Достаточно вспомнить выступление на фестивале Printemps des Arts de Monte-Carlo 27 марта 2021 года. В этот вечер маэстро Ямада представил мощную интерпретацию концерта для скрипки с оркестром Альбана Берга и симфонической поэмы «Пелеас и Мелисанда» Арнольда Шёнберга. Солировал знаменитый албанский скрипач Теди Папаврами.

HelloMonaco: Маэстро Ямада, каковы ваши взаимоотношения с Монако?

Казуки Ямада: В моём сердце Монако и работа с Филармоническим оркестром Монте-Карло занимают особое место. Приехав в княжество впервые, я с удивлением обнаружил здесь настоящий японский сад, куда мне было особенно приятно приходить. Я заинтересовался историей появления сада, и мне рассказали, что он был создан по инициативе принцессы Грейс, большой поклонницы японской культуры. Я был очень тронут тем, как маленькая страна Монако отдала дань уважения моей родине. Сильная связь между княжеской семьей и Японией нашла своё воплощение в восхитительном саде недалеко от Гримальди Форума, символизирующем некий межкультурный мост. Я сразу почувствовал особенную привязанность к этому уголку Монако, хотя до приезда в княжество даже не знал о его существовании. С первых дней моей работы в Монако суверенный князь, принцесса, а также весь филармонический оркестр оказывали мне тёплую поддержку. Сегодня в Монако я чувствую себя абсолютно комфортно.

Казуки Ямада, главный дирижёр Филармонического оркестра Монте-Карло
© JC Vinaj –OPMC

HM: Расскажите, пожалуйста, о начале сотрудничества со всемирно известной филармонией Монте-Карло.

К.Я.: Всё началось в 2011 году. Когда я впервые приехал в Монако в качестве специального гостя, оркестр пребывал в подавленном состоянии из-за безвременной кончины руководителя, русского дирижёра Якова Крейцберга. Музыканты чувствовали себя потерянными, ощущался недостаток позитивного настроя… Этим прекрасным исполнителям явно не хватало наставника. Мне было очень печально это видеть. С приходом к руководству оркестром Монте-Карло знаменитого Джанлуиджи Гельметти ситуация значительно улучшилась. Кстати, интересное совпадение: первым оркестровым концертом, который в молодости мне довелось услышать в Йокогаме, дирижировал именно маэстро Гельметти. Это была Симфония № 1 Брамса. Фантастическая интерпретация этого произведения определила мою судьбу: я стал гораздо чаще ходить на концерты и принял окончательное решение посвятить себя музыке. Так что, если бы не то уникальное выступление, возможно, я бы и не стал дирижёром… Впервые встретившись с маэстро Гельметти в Монако, я рассказал ему эту историю. Он был весьма удивлён, и мы сразу же подружились. Вскоре после этого, в 2016 году он предложил мне занять пост музыкального руководителя Филармонического оркестра Монте-Карло. Моя жена в то время была беременна нашей дочкой и предложила дать малышке имя Мона — в честь Монако, которое первым из европейских стран дало мне возможность руководить национальным оркестром. Моя семья очень благодарна княжеству, где я по-прежнему провожу много времени.

HM: Как вы себя ощущаете в качестве главного дирижёра оркестра?

К.Я.: Я очень ценю возможность свободно воплощать свои идеи и заниматься творчеством, особенно во время пандемии. Княжество — это маленькая изолированная территория, что в данный момент является преимуществом. На сегодняшний день живые выступления оркестра, в составе которого более сотни музыкантов, — это нечто потрясающее. Я бы даже сказал, что это настоящее чудо. В нынешней ситуации Монако является одним из тех немногих мест, где это в принципе возможно. Весь оркестр осознаёт, насколько нам повезло, и испытывает огромную благодарность. Мы с музыкантами всегда выкладываемся по полной программе. Ограничения, связанные с чрезвычайной санитарной ситуацией в мире, ещё больше сплотили нас всех, сделав отношения внутри коллектива более глубокими. Пандемия Covid-19 заставила нас задуматься о роли музыкантов и о многом другом. Что значит «жить»? Что такое музыка? Вот главные вопросы, которыми мы задавались. Сейчас всем нужно стараться оставаться позитивными и ценить жизнь больше, чем когда бы то ни было.

Казуки Ямада, главный дирижёр Филармонического оркестра Монте-Карло
© Alice Blangero

HM: Довольны ли вы проведением последнего фестиваля искусств Printemps des Arts de MonteCarlo?

K.Я.: Очень доволен! Мы отыграли блестяще, несмотря на сложность выбранных произведений. Обычно на подготовку концерта оркестру требуется довольно много времени, а в этом году из-за существующих ограничений мы репетировали только одну неделю до открытия фестиваля. И результат оказался просто потрясающим! Я очень горжусь всеми музыкантами. Так что даже во время карантина мне удалось продолжать работу, как в Монако, так и в Японии.

HM: Что делает живое исполнение особенным?

К.Я.: На живом концерте музыка рождается не только благодаря исполнителям. Огромную роль также играет аудитория. Другими словами, музыку делает публика. Я как дирижёр во время выступления стою спиной к зрительному залу и не вижу лиц слушателей, однако всегда чувствую их настрой, их дух. Без зрителей любой концерт был бы совершенно другим. Я бы сказал, что и музыканты, и дирижёр заряжаются мощнейшей энергией даже от пола концертного зала. Музыка, скажем так, оздоравливает человека, напитывая его «витаминами». Одно только воспоминание о прекрасных звуках, которыми мы наслаждались на концерте, помогает нам надолго сохранять хорошее настроение. То, каким в итоге получится выступление, напрямую зависит от взаимодействия между всеми присутствующими в зале. Именно поэтому музыка всегда жива. Конечно, выступления в записи, без аудитории, лучше, чем ничего, однако они не заменят живого исполнения.

Казуки Ямада, главный дирижёр Филармонического оркестра Монте-Карло
© JC Vinaj –OPMC

HM: Что является самым сложным в работе дирижёра?

K.Я.: Я искренне считаю, что музыка прекрасна сама по себе. Может показаться, что добиться слаженного и гармоничного звучания оркестра, учитывая количество музыкантов в нём, трудно или даже невозможно. Поэтому некоторые утверждают, что главная задача дирижёра заключается в сглаживании и уравновешивании звука. Но лично я как дирижёр ставлю для себя несколько иные задачи. Конечно же, я руковожу музыкантами, но при этом стремлюсь дать им нечто большее, а это намного сложнее. Если оркестр просто выполняет технические требования дирижёра, теряется что-то более важное… Нужно чётко понимать смысл музыки, её значение. Поэтому на репетициях я всегда добиваюсь от музыкантов осознанного исполнения. Как нужно сыграть тот или иной звук..? Какая история за ним стоит..? Я постоянно стремлюсь помочь коллегам разобраться в этом, раскрыть для них источник вдохновения.

HM: Есть ли у вас новые проекты, связанные с княжеством?

K.Я.: К счастью, культурная жизнь в Монако была и остаётся весьма насыщенной. Это и опера, и балет, и музыка, и художественное искусство. Уже сейчас на ближайшее время запланировано множество интереснейших мероприятий. Сегодня я размышляю над организацией межкультурных проектов с акцентом на японское музыкальное наследие. Речь идёт, в частности, о традиционном театре Кабуки, а также о Но, драматическом театре, популярном с XIV века.

Казуки Ямада, главный дирижёр Филармонического оркестра Монте-Карло
© Alice Blangero
Показать больше
Close