WOW

Words of Wisdom: Фаваз Груози

«Король черных бриллиантов» Фаваз Груози совершил революцию в ювелирном мире, основав свой бренд de Grisogono. Поначалу смелый, причудливый дизайн его изделий и черные бриллианты шокировали как профессионалов, так и покупателей, и кое-кто даже не воспринимал его всерьез. А сегодня знаменитости и самые богатые люди планеты охотно приобретают единственные в своем роде драгоценности от de Grisogono стоимостью в десятки миллионов евро.

Однако господин Груози не позволяет успеху вскружить себе голову. Он считает, что ему просто чрезвычайно повезло, относится к своим сотрудникам, как к членам семьи, и получает от жизни максимум удовольствия.

HelloMonaco удалось пообщаться с Фавазом Груози на праздновании 25-летия марки de Grisogono. Основатель бренда поведал нам о том, с чего он начинал в ювелирном магазине во Флоренции и как ему удалось стать эксклюзивным дизайнером с мировым именем.

Words of Wisdom: Фаваз Груози

HelloMonaco: Могли бы вы себе представить 25 лет назад, что будете настолько успешны?

Фаваз Груози: Нисколько. Я начинал с очень небольших инвестиций и просто доверял своему воображению. Некоторые говорили, что я ничего не добьюсь. Это были времена минимализма, люди стремились к чему-то сдержанному. Именно поэтому я пошел в противоположном направлении, делая свои ювелирные украшения крупными и яркими. На протяжении трех лет клиенты заглядывали в мой бутик и говорили: «Мы не сможем носить эти украшения, они слишком большие. Красивые, но слишком большие». Однако постепенно дело сдвинулось с мертвой точки, и мои работы начали обретать популярность. Настоящий же успех пришел с черными бриллиантами. На самом деле, если бы в моей жизни не появились черные бриллианты, я бы не общался здесь с вами сегодня. Черные бриллианты открыли для меня огромные возможности. Я много пережил за эти первые три года, но потом дела пошли удивительно хорошо.  В то время я делал необычные вещи — экспериментировал с размерами и цветами изделий, использовал ледяные бриллианты, непрозрачные матовые камни. И достаточно скоро это стало очень модным. Начинать было непросто. Но, в конечном итоге, именно это открыло нам двери. Никто не ожидал, что неизвестный в ювелирной индустрии человек, такой, как я, сможет полностью ее изменить. Сегодня, 25 лет спустя, я думаю, что многие бренды следуют моему стилю… Кроме того, мы выпускаем очень небольшие коллекции, 40–50 изделий, не больше. Я всегда любил делать уникальные украшения, только для их владельца и никого другого. Это то, что всегда меня увлекало. И по-прежнему увлекает.

Words of Wisdom: Фаваз Груози

HM: Вы пришли в ювелирный бизнес достаточно молодым.

ФГ: Моя подруга забеременела, и я принял решение на ней жениться. Моя мама сказала: «Ты что, с ума сошел? Я никогда не дам на это согласие». Это был настоящий скандал. Мне пришлось ей пригрозить, что если она не подпишет нужную мне бумагу, то никогда больше меня не увидит. Мама сдалась, и я женился. Но при этом она заявила: «Ладно, ты хочешь быть взрослым парнем? Я даю вам деньги на первые шесть месяцев, а потом разбирайтесь сами». Поначалу я этому не поверил, но она сдержала слово. Я бегал по Флоренции в поисках работы, и первым моим рабочим местом стал ювелирный магазин, где мне полагалось разносить кофе и чистить украшения… Затем меня перевели в Лондон. В Лондоне меня нанял Гарри Уинстон, чтобы отправить работать в Саудовскую Аравию. Я принял это предложение, поскольку он был крупнейшим ювелиром в мире. В Саудовской Аравии я проработал с 1978 по 1982 год, а когда вернулся, буквально через неделю меня пригласили в Bulgari. Там я стал заниматься международным маркетингом бренда. Я путешествовал по всему миру и просто представлял коллекции. После этого я взял целый год отпуска и открыл свой собственный небольшой магазин. С этого все и началось.

Words of Wisdom: Фаваз Груози

HM: Что вдохновило вас начать свой собственный бизнес?

ФГ: Тогда мне было около 40 лет. Я начал с эскизов, и источником моего вдохновения становилось все, что меня окружало, любые формы, любые цвета. Не скажу, что вдохновение приходило всегда, но это случалось довольно часто.

HM: Делаете ли вы различие между работой и жизненной целью?

ФГ: Моя жизнь — это удовольствие. Я никогда не испытывал ни беспокойства по поводу того, чем я буду заниматься, ни страха. В том возрасте меня вообще ничего не заботило. Я просто делал все, что приходило мне в голову, и много-много лет путешествовал по миру. Я летал из Сингапура в Гонконг, в Штаты, в Россию, повсюду. И это было мне в удовольствие! Сегодня у нас в общей сложности 14–15 магазинов, в компании работает много сотрудников. Соответственно, нужно думать уже не только об удовольствии, но и о правильной организации бизнеса, о планировании бюджета и т.п. А ведь я никогда в своей жизни не составлял бюджет. Просто делал то, что считал нужным, и все. Иногда я брал на себя риск и начинал проекты, не подкрепленные финансированием. Первоначально я инвестировал в бизнес 16 000 швейцарских франков. Это сумма, на которую в Италии не открыть даже небольшой магазин сладостей. Однако я рискнул. В дальнейшем я снова и снова брал на себя риск, как это было и с черными бриллиантами. Я вложил в них деньги тогда, когда никто еще не имел о них представления. Я пообещал поставщикам оплату через 60 дней. Мне поверили на слово, ведь этих денег у меня не было. Однако все получилось — мне очень повезло. Так сложились звезды, и удача сопутствует мне с тех самых пор.

Words of Wisdom: Фаваз Груози

HM: Считаете ли вы себя богатым?

ФГ: Я не чувствую себя богатым. Честно говоря, я мог бы прокормиться и куском хлеба с сыром. Мне просто нравится то, что я делаю. И люди, работающие со мной, мне как дети. Конечно, мне нужна машина, мне нужен хороший дом, но я не помешан на деньгах, как многие мои друзья, у которых, скажем, уже есть два миллиарда евро, но они продолжают сходить с ума, стараясь заработать все больше и больше. Мне это действительно кажется безумием. Ведь дело не только в деньгах, нужно получать удовольствие от того, что ты делаешь и как ты это делаешь.

HM: Что делает вас счастливым?

ФГ: Свобода. Никто не указывает мне, что я должен делать. И я очень счастлив оттого, что у меня хорошие отношения со всеми моими сотрудниками, они мне как друзья. Даже как братья и сестры. За 25 лет я уволил только одного человека. Они все очень ко мне привязаны. Мы понимаем друг друга без слов, ведь они со мной вот уже 10–25 лет. Мы действительно одна семья.

HM: Какую роль играет любовь в вашей жизни? Нужна ли вам любовь? Необходимо ли вам быть любимым?

ФГ: Я очень романтичный человек, и любовь для меня жизненно необходима. Ведь без нее ты просто кусок льда. Это точно не про меня, я человек очень эмоциональный.

Words of Wisdom: Фаваз Груози

HM: Что для вас означает успех? Можете ли вы описать его в нескольких словах?

ФГ: Я просто работал, работал и работал. И, как я уже говорил, не испытывал никакого страха. Если бы я сегодня начинал заново, то уже не мог бы сказать: «Мне все равно, я просто делаю свое дело, и все». А именно так я работал на протяжении добрых 15 лет. Сегодня у нас серьезная компания, с большим количеством сотрудников и вопросов, которые необходимо решать. Это предполагает соблюдение определенных правил. А пока у тебя небольшой бизнес, ты можешь делать все что хочешь, и это прекрасно.

HM: Каково будущее ювелирной индустрии?

ФГ: Ювелирные изделия будут всегда, и люди будут покупать украшения по многим причинам. Для кого-то это инвестиция, для кого-то — удовольствие. А уж когда вы влюблены, то, конечно, хотите подарить своей возлюбленной все самое лучшее. Поэтому ювелирные изделия никогда не выйдут из моды. Существует огромное количество ювелиров и огромное количество производителей часов. Иногда я задаюсь вопросом: куда идут все эти часы? И все эти украшения? Но спрос на них будет только расти. Думаю, что этот рынок будет развиваться, если только не произойдут какие-то трагические события, война или нечто подобное.

Words of Wisdom: Фаваз Груози

HM: А каково будущее de Grisogono?

ФГ: Сегодня есть крупные компании, такие как Tom Group или Swatch Group. Они располагают огромными финансами и множеством магазинов. Например, у Cartier открыто 500 или 600 бутиков по всему миру, у Bulgari — около 400. Это совершенно другой мир. De Grisogono занимает небольшую нишу на этом рынке. Это ручная работа. Я не говорю, что другие компании этого не предлагают. Но если бренд начинает выпускать 70 000 одинаковых колец или серег в месяц, это предполагает промышленное производство. Конечно, это красивые украшения. Но наблюдая за работой наших мастеров, я вижу, что они испытывают настоящую любовь к своему изделию и не упускают ни единой детали. Вот это я ни на что не променяю. В компании работает немало сотрудников, но мы по-прежнему семья. Сегодня у нас около 110 человек, 14 магазинов и один офис. И все друг друга знают, и все друг другу помогают.

HM: Знаменитости нередко носят ваши украшения на вечеринках. Возможно ли продавать ювелирные изделия без помощи серебрити?

ФГ: Да, конечно. На самом деле, свои самые значительные изделия я продаю тем, кто предпочитает сохранять инкогнито. И так было с самого начала. В последнее время, помимо основной коллекции, мы производим около 200–300 уникальных украшений в год. И это то, что мне особенно нравится. Когда в моем присутствии клиенты приобретают наше изделие, между нами устанавливаются настоящие человеческие отношения. Они гордятся тем, что являются единственными обладателями этой драгоценности. Что касается нашей ежегодной небольшой коллекции, она включает 60–70 изделий. И я люблю часто вносить изменения, поскольку не хочу зацикливаться на одной модели. Хотя у нас есть одна коллекция, которая на протяжении последних 12 лет востребована больше, чем все остальные. Я дал ей имя одной из моих дочерей — Allegra. Новая коллекция Allegra в этом году была представлена в Basel Fayre. Она носит название Allegra 25.

Фото: HelloMonaco Magazine

Показать больше

Смотрите также

Close
Close